Category: транспорт

Benyakot

Ливерпуль

Меня поразили две вещи... нет, больше.
В метро пахнет морем.
Чайки шляются по центральным улицам.
"Портовый промышленный город" оказался красивым, а район, где когда-то жили скромные родители битлов, - сейчас приличный богатый район.
В центре много ирландских пабов.
Незнакомый дядька в автобусе вдруг предлагает полетать на собственном самолётике и показывает фотографию пумы, собственноручно усыплённой из ружа.
Пожилая парочка на автобусной остановке напротив дома Леннона с удовольствием рассказывает про то, как бегали в школе в клуб Каверна... А теперь пьют чай со старым дядей Пола Маккартни. Старожилы :)
Музей Битлз совершенно потрясающий, но внутри нельзя фотографировать. Буркин хотел нас с Большаниным ещё потащить к мэру Ливерпуля, но слава богу, обошлось.

14.93 КБ

Strawberry fields и все-все-всеCollapse )
Benyakot

(no subject)

Это - моя сумка на просвет. Англичане любезно разрешили сфотографировать. Ничего не нарушаю. Приглядевшись, можно рассмотреть: три бутылки, двухэтажный автобус, какие-то пряжки и шнурики:

69.58 КБ
rim

(no subject)

Они слушают ламбаду! Аааа--эээ кот нассал, в поездах нассал проводнику-у-у-у... Дискотека 80-х. Меня тошнит.
Benyakot

Томск

38,61 КБ

В поезде ехала с двумя весёлыми бабками, одной белой, другой серой... то есть нет, это я заговариваюсь. Всю дорогу они обсуждали огороды, рассказывали истории из своей жизни. Вставали они рано, я просыпалась под обсуждения рассады тыкв, сватьев, зятьев, болезней и лечения, и как растёт перец Король Артур. Чем Томск отличается от Алма-Аты, чем Северск отличается от Томска - чего только не узнаешь.

На лавке напротив ехал в Омск парнишка, который 15 лет жил в Эстонии. Его больше всего добивали совковые проводницы, которые иногда хамили (когда я ехала обратно, проводницы были милые и вежливые, но посреди дороги сами подрались). Мы долго спорили, стоит ли подавать в суд, если тебя обхамили в магазине, после чего отправились в другой вагон смотреть кино, и бабки нас мысленно поженили. Мы с Омском разбили их мечты - тот был примерно на столько же часов раньше, насколько лет я старше... Эк завернула.

Что хорошо в Сибири - там настоящая зима, не чета этому депрессивному безобразию. Когда у нас было -10, в Томске было -40, когда у нас стало 0, в Томске стало -20. Поезд обледеневал, и на каждой станции проводницы скалывали лёд со своих вагонов какими-то дрынами, а рыба у продавцов выглядела больше мороженой, чем копчёной.

Кино как следует удалось посмотреть только в первый вечер - выбор двд был маленький, я ещё раз с удовольствием посмотрела "Апокалипто" и со словами "Комо те на капуц" (Идём, Бегущая Черепаха), поплелась обратно через три вагона.

Потом я вытащила папку с американской феминисткой, которая описывала ожившие комиксы, и бабки уважительно спросили: своё редактируешь?
"Слава богу, нет!" - вскричала я и полезла на верхнюю полку, откуда отправляла зловещие смс-цитаты: "Как только я смогу повернуться, я оторву ему левое яйцо".
- Не увлекайся текстом, там технически неряшливый перевод! - тревожно предупреждал О.К.
- Это Левое яйцо тьмы! - бодро предупреждала М.Г.
- Тыгдык, - говорил поезд.

Я понимаю, что редкий читатель дойдёт до середины моего рассказа, и думаю, о чём бы рассказать ближе к Томску.

В музее города экспонатов было мало, но зато в сундуке нашлись "штаны невесты" - с длинной удобной прорезью в нужном месте: раздеваться догола было нельзя в первые три дня свадьбы, а брачная ночь есть брачная ночь.
Карта Сибири была расположена не как все на свете карты, а против часовой стрелки, с востока на запад: в западной части Сибирь, дальше Европа, Москва где-то в районе Томска. Я не поняла. Надписи не перевёрнуты.
Из надписей в музее я с удивлением узнала, что шишиги - это древняя русская нечисть, и с шушпанчиками ничего общего не имеют.
Самым ценным экспонатом была пожарная каланча с идиотом-манекеном. Он стоял спиной ко входу и смотрел на город, и каждый, кто забирался на башенку по маленькой лестнице, первым делом натыкался на огромную тень и с криком "блядь!" чуть не падал назад. С башенки виден весь город, очень красивый уютный вечерний город.

Буркин рассказал много смешных историй, но это его истории, пусть он их и рассказывает. Меня больше всего покорила история про китайский ковёр во всю стену, купленный его бывшей тёщей, на котором ночью светящимися нитками проступал гроб с Мао Цзэдуном.

Кот ночью страдальчески кашлял и тосковал по Буркину-младшему, как бы я не прикидывалась Стасом. Станислав Буркин тем временем прикидывался мной в Москве, кота у меня нет, никто ему на совесть не давил. Улетал он в свою Польшу почти ровно в час рождения Станислава Леонидовича, чем доказывается круговорот писателей в природе.

Из культурных мероприятий в Томске были посещены: памятники Чехову, Ленину и беременной; университетская роща, где стоят древние истуканы с рюмками; клуб Кукушка с концертом местной группы Лис; бассейн, баня, пивная Крюгера и каток; замёрзший лагерный сад, суровая граница с городом Северск, где даже фотографировать нельзя (чисто зона) и другое всякое.

Около памятника сужающемуся Чехову ("глазами пьяного, лежащего в канаве") к нам подошла солнцепоклонница. Эта странная тётенька в длинных старомодных одеждах сидела на 20-градусном морозе на ступеньках ресторана и смотрела на вечернее солнце. "И кто такую глупость придумал, что на солнце нельзя смотреть!" - подозреваю, что на следующее утро она поняла, что это не совсем глупость... Впрочем, может она была из другой реальности.

Расплата в томских автобусах наступает на выходе и по-моему рассчитана в основном на честность пассажиров, потому как кондукторы бывают не везде. Одна кондуктор побила рекорды одесских маршруток, сказав бабуле, что пыталась ездить бесплатно по льготе об умершем кормильце, буквально следующее: Что значит умер, это вас не оправдывает, вот если бы погиб - тогда добро пожаловать!

Подцепила слово "маленько" - говорят почти все, нравится.

Обратная дорога была гораздо скучнее: люди всё время менялись, две девушки в разных городах садились в поезд с гитарами, да так и не сыграли, сёстры-тётеньки, похожие на Карлсонов, вынули здоровый куль кедровых орехов и грызли как белки; студенты обсуждали, кто по какой знакомой девчонке скучает, и выяснялось, что нечего по ним вообще скучать.
Мужик смешной вошёл: он стал смотреть буркинский журнал, увидел фото редактора верхом на пушке и сказал: Вот с ним я согласен! Полностью согласен с ним! - я решила, что это он про пушку шутит. Потом он отложил журнал и сказал, что Буркина-то давно знает, я спросила: а откуда знаете, книжки его читали? На что мужик выдал буквально следующее (он и вообще был косноязычен, но тут косноязычие дошло до апогея):
Так это... я ж... туда.. а он это... там. Племянник у меня есть. Так племянница, значит, туда, замуж, а он и вот.
Девушка напротив перестала вязать свою розовую салфетку, переглянулась со мной и хихикнула. Я говорю: ничего не понимаю, кто замуж за кого? Тут мужик стал смеяться, и перевёл разговор на тему пенсии, за которой каждый год приходится ехать в Юргу. "А жить я там не могу - не климатит и всё тут!"

Фотографии ТомскаCollapse )